Вторник, 23 Январь 2018

Banners

Реклама от Google

Наша Терри.

 

 Пытаюсь собрать осколочки воспоминаний

        На самом деле, ее полное имя было Терра де Негра Гортед (Гораций и Тедфи-это ее родители). Друзья называли ее Территория Трушникова.

     Ньюфаундленд, очень внушительных размеров. Если наша девочка вставала на задние лапки, то опираясь передними на мои плечи, могла смотреть мне прямо в глаза, а при хорошем настроении вылизать мое лицо.

          О том, чтобы завести собаку мы с женой не думали, но …. Водитель Володя со «Скорой» попросил помочь его матери с тяжелой сердечной патологией. То есть, в случае необходимости, позвонить посоветоваться, или привезти меня к ней в любое время, для оказания помощи. Водитель занимался разведением ньюфаундлендов, и его кобель Гораций был образцом ньюфаундленда коричневого окраса.

    За мои услуги  Володя пообещал расплатиться «борзыми щенками».   И вот однажды я приехал к его матери. Оказал необходимую помощь и, давая рекомендакции, уселся на диван и в это время из кучи щенков выполз один, улегся на мои ступни и мирно уснул, засопев. Я сразу сказал:  « Вот этот и будет мой».  Когда я приехал домой, то в красках рассказал Иришке, какой это чудесный щенок, но добил я ее все - таки тем, что сказал: « А может в этой собачке душа нашей нерожденой дочки!» «Вези» - сказала жена. И я поехал.

        Я положил щенка в шапку-ушанку, которую по совету хозяина взял с собой. Вынес щеночка - девочку в машину и посадил на переднее сиденье, где она тут же не преминула сделать лужу. Так и поехали. По дороге я пару раз чуть не попал в аварию, потому, что все мое внимание было обращено на щенка. По дороге в голову пришло имя – Терри - земля, потому, что она была черная, как земля.   Я привез ее домой, занес в квартиру,  опустил на пол  и сказал: « Вот и наша Терри приехала».  Моя Иришка только ахнула от восторга - это была любовь с первого взгляд и на всю жизнь.

      Невозможно проследить хронологию жизни нашей дочки, так мы ее воспринимали,  в памяти только отдельные яркие картинки. Само собой сложилось так, что весь уход лег на мою жену, вернее, она сама его взяла в свои руки. Я привез инструкцию по кормлению на нескольких листах. Чего там только не было и это все по часам. Иришка была вынуждена взять отпуск (так и хочется написать - по уходу за ребенком).

        Террюшка была очень романтичной особой. Если шел дождь, она усаживалась на лоджии в кресло и внимательно и завороженно наблюдала за струйками дождя на оконном стекле.

      Если на улице пошел снег, тогда, когда мы выходили  гулять, то девочка плотно садилась и, провожая взглядом каждую снежинку, сверху, вниз, сверху, вниз, ни на что, не обращая внимания пока до конца не насладится красотой окружающего мира.   Любила она носиться по сугробам в парке.  Когда она бежала по снегу,  ей можно было просто залюбоваться. Глыба черного волнистого меха, как по волнам переливается по белоснежным сугробам.

      Терюшка очень любила гулять, особенно со мной. Скажешь: « Идем, прогуляемся?!» И вот она уже сидит у дверей с поводком в зубах. Мы уходили с ней, как я говорил:  «по большому кругу». Шли через наш парк на Уралмаш и обратно. Был и малый круг  по парку и Сортировке.

      Помню, как первый раз мы вывезли Террюшку на берег пруда, на зеленую травку. Как она аккуратно ставила ногу на траву (до этого она ходила только по ковру). Моя мама при этом присутствовала, а так как мы боялись чумки, то завидев отдыхающих людей с собаками, она тут же мужественно бросалась им наперерез с воплем: « Осторожно! Берегите Вашу собаку. У нашей чумка!» Те благополучно ретировались.

            Неистово любила Террюшка  груши. Сидим рядом, я отрезаю от груши дольки и подаю ей «Ам!» и дольки нет, ждем следующую. Но вот груша кончилась, продолжаю нарезать дольки от яблока. Первая долька, куснула – на лице - недоумение. Вторая - аккуратно выкладывает на пол и смотрит мне в руки, может снова пойдет груша!  Третью дольку уже просто не берет и обиженно отходит. Очень неравнодушна она была и к конфетам, даже если в дальней комнате, за закрытыми дверями ты начинал тихонечко, не дыша разворачивать конфету, то в ту же секунду слышал: « Тук, тук, тук - это к дверям направляется наша сладкоежка и тут же – шарк когтями по двери – открывай, надо делится!

        Теща моя (в отличие от тестя) негативно относилась к нашей возне с Террюшкой. Место Террюшки у нее дома было в прихожей и не дальше. Но постепенно и она стала к ней относится все лучше и лучше. И вот однажды  в Новый год – год Собаки мы с Террюшкой пришли к родителям в гости. И тут теща сказала: «Ну, раз Год Собаки, а собака у нас в гостях давайте и ее пригласим за стол!» Сказать, что мы онемели - ничего не сказать!

        Достали тарелку поставили на стол, положили на нее с десяток пельменей, долго уговаривали Террюшку присесть на диван к столу, а она все не садилась, словно чувствовала подвох. Наконец уселась, но на морде было написано, что в любой момент она может соскочить и освободить место. Долго упрашивали ее взять с тарелки пельмешек, а она все не верила своему счастью и наконец, очень аккуратно, зубами взяла один, проглотила и только потом, так же аккуратно, взяла второй и так все до последнего, не жадничая и не роняя слюну.

       Терпеть не могла, если в общем разговоре при ней мы говорили не о ней! Просто затыкала рот говорящему своей головой, или с силой отворачивала своей головой голову говорившего.        

      Однажды одна наша подруга нелестно высказалась о том, что мы слишком много позволяем Терри. Когда мы вышли в коридор, шнурки из ее кроссовок были аккуратно съедены. В аналогичной ситуации, в другой раз, были изгрызены каблуки босоножек.

       С Террюшкой невозможно было проходить мимо луж. Она тут же укладывалась в самую грязную,  и вот здесь надо было ловить момент, когда она начинала подниматься и бежать прятаться. Потому, что она тут же начинала отряхиваться, заливая потоками грязи окружающих.

       Когда приходили домой,  Терри  без разговоров залезала в ванну и терпеливо ждала, когда ее вымоют. Но потом снова отряхивалась, заливая все вокруг.

         Летом ходить с ней на речку было просто удовольствие. Этот лохматый катер рассекал воду с приличной скоростью и буксируемого, который цеплялся за хвост (то есть я) казалось, просто не замечал.

       Была у Террюшки на воде одна особенность. То ли врожденное качество, то ли просто разум, но она всегда заплывала к середине реки и постепенно выдавливала купающихся, а это в основном детвора, к берегу. А когда она решала выйти на берег, тут уж разбегайтесь все!

        Она очень любила кататься на машине. Откроешь двери и она тут же, отталкивая тебя, пролазит на переднее сиденье, которое по праву было ее. Она по-королевски садилась, высовывала голову в окно и обозревала окрестности, а уши развевались по ветру. Причем она любила все машины, и я побаивался, что ее могут увезти.

           Но вот однажды я заметил, что на шее у нее стали отчетливо прощупываться лимфатические узлы, которые становились все больше и больше. Страшно было подумать, что это онкология, но пришлось ехать в ветлечебницу, где после пункции узла диагноз подтвердился - лимфогранулематоз. Ветврач сразу предложил усыпить, но мы не могли на это пойти и решили попробовать лечение. Друзья принесли мне цитостатики, растворы. А она уже не ела. Мы пригласили врача, чтобы снять интоксикацию. Пришел врач. Со стороны Террюшки никакой агрессии, даже когда она начала ее колоть. А когда капельницу установили, то Террюшка благодарно лизнула ей руку! Под конец она уже пила только воду, а потом видимо потеряла зрение, потому, что стала натыкаться на косяки. Иришка купила ей коврик из натуральной шерсти, который ей обещала, когда она была еще здорова.

       И вот однажды, когда я был на работе, наша Террюшка тихонечко умерла на коленях у Иришки. Иришка рассказала, что держала палец на бьющейся жилке и когда та перестала биться, то она поняла, что это конец и позвонила мне.

       Горе было страшным - это как потерять любимого ребенка, а она и была во всем нашей дочкой

      Умерла Террюшка ранней весной  и  похоронить ее было просто невозможно, поэтому мы временно унесли ее в гараж. Я привез с работы ящик из-под аппарата ИВЛ.  И мы, завернув в простыню,  уложили в него нашу девочку. Положили ошейник поводок, миску.

      А потом, я договорившись в крематории, увез ее туда. Отдал ящик служителям и получил через несколько дней урну с надписью «Терри». Мы захоронили ее на даче, под пихтой, где она и лежит до сего дня.  С этого времени собак дома мы не заводили и никогда уже не заведем.

      

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Google свидетельствует, что количество подписчиков, которые нам доверяют -