Понедельник, 22 Январь 2018

Banners

Реклама от Google

На медведя

 

 Это было глубокой осенью. В поисках работы, я заехал в зверосовхоз, что неподалеку от Тобольска, вернее, то,  что от него осталось. В добрые советские времена, совхоз  выполнял план по пушнине, и срыв этого плана, в партийных кругах, означал бы как минимум саботаж, а как максимум диверсию. Но времена меняются, и параллельно с уничтожением виноградников, нам посоветовали прислушаться к "зеленым", охраняющих животных.   Хотя Греция, ломилась и ломится от  норковых и прочих шуб, пошитых из канадского сырья. В конторе, меня встретил главный зоотехник, представился Русланом, и любезно пригласил меня к себе домой, на чай. Я объяснил суть предстоящей работы. Медосмотр сотрудников,  не займет более одного дня, а для этого мне нужен отдельный кабинет и кушетка. Душистый чай с мятой, заполнил ароматным духом кухню.Чаепитие приятного напитка,  прервал лай двух лаек, сидящих на цепях у своих будок. - Что это они лают, - по любопытствовал я. - У нас говорят, что если собаки лают,  без причины, это они гостям рассказывают о хозяине и о себе, как они живут. Гость сам решает, о чем они говорят.
     Судя по разнотональному  гавканью  собак, мне казалось, что информация была очень интересная. Потом вдруг резко затихли, ровно так, как и начали. За окном хлопьями падал снег и быстро устилал белым ковром,  уходящую осень. - А ведь этим собакам я обязан жизнью, - подливая чай,  как бы мимоходом, сказал Руслан. Эти слова он произнес спокойным голосом, хотя видно было по лицу, что пришлось пережить ему, что-то не реальное. Лицо его искривилось, как после случайного прикосновения к горячему утюгу. - Интересно, - любопытствовал я, - это как же? - Вот ты, ходил на медведя? - Нет, -сказал я испуганно, -боже упаси, я боюсь, честное слово. - А я ходил, - с нескрываемой  гордостью сказал он.- У нас в поселке, на мужиков, не ходивших на медведя, смотрят как на человека, вообщем, не считают его мужиком. И его слово, в серьезном разговоре,  не воспринимается. Я родился здесь, а после окончания  техникума,  работаю на звероферме. Понятно, что по работе уважают, но все время, при случае,  раньше мужики посмеивались. Понимаешь. По не писаным законом, тот,  кого берут на медведя впервые, должен  подойти к берлоге и сделать выстрел. - Страшно?, - спросил я. - Конечно, - и он на мгновение примолк.
     - Снегу в тот год, навалило прилично, продолжал он. Берлогу мужики нашли накануне. Собаки волновались уже сутки, но ждали с нетерпением. Они, в отличие от меня, уже ходили и не раз. Однако, охота на охоту не похожа, всегда по разному происходит.
Светало, выдвинулись на место. Приехали  засветло. Встали на номера. - Ну, давай, - сказал старший. Видишь пар из берлоги, - продолжал он, - подойдешь и в дыру-лупи,  прямо  дуплетом, понял?!- и отходи назад.-А Вы,  говорю я, - А мы здесь, если что, подстрахуем.
         Прихлебнув из чашки,  я вдруг разволновался. Живо представил и увидел себя со стороны. Вот, иду я  по глубокому снегу,  наперевес с ружьем. И почему-то картечь и пуля в стволах,  совсем не придают мне уверенности, страх овладевает мной.
       Иду , по глубокому снегу, - продолжал Руслан, - с ружьем наперевес, собаки рядом крутятся,  по обе стороны от меня. Подхожу к берлоге, направляю ружье, напротив парящей дырки, и затаив дыхание жду. Чего жду - не знаю.
     Старший машет рукой, мол, стреляй, а я обомлел, боюсь.  -Стреляй - крикнул он , и я нажал оба курка. Громкий выстрел,  развалил зимнюю тишину и,  огромная куча снега, вдруг,  мгновенно поднялась. Из нее появился орущий медведь, фонтанируя красной пеной. Выстрелом,  ему снесло нижнюю челюсть и из раны хлестала кровь. Я резко попятился назад, и  побежал от него,  что было сил. Он пошел на меня, видимо по запаху, поскольку, мне показалось, что он ничего не видел.
     Как назло,  одна из двух гильз застряла  в патроннике, а быстро поменять заряд,  не могу, набегу. Руки затряслись, не могу попасть гильзой в патронник.  Вот тут-то собаки,  вцепившись в медведя, подарили мне спасительные секунды, для перезарядки. Одна вскочила медведю на загривок, другая вцепилась зубами в ягодицу, терзая  зверя. Он отвлекся, закрутился на месте, пытаясь лапами отбиться от них. Тут подбежали стрелки и дострелили бурого. Он коротко рухнул и собаки отпрянули от него.
     -Вы чего не стреляли,- возмутился я. - Номера сошлись, боялись в тебя попасть. Ну ты молодец! .- похлопав меня по плечу, сказал старший.
     -Если бы не собаки, мне бы -  конец, ответил я. - Это точно, подтвердили остальные. - Вот такая история, - продолжал Руслан.
    - Собаки весь день не выходили из будок, ничего не ели, и было видно, как они тряслись мелкой дрожью. Наверное со страху. Вот такая охота,  Я больше на медведя  не ходил. А собаки рвуться. Когда мужики просят , я не отказываю, даю их, пусть охотятся.
      - Не жалко?, - и я встал из-за стола. - Нет, конечно. Иначе, они умрут без охоты. Лайка, вообще-то и на цепи не должна сидеть. По вольности она номер один, среди собак. Как кошка, ходит сама по себе и себе на уме. Она и работать начинает  только в ответственный момент, причем сама оценивает обстановку. И лает по разному, в зависимости от зверя. И дружба ее, кажется незаметной,  и по преданности ей нет равных , никогда не бросит.
     Такие слова, Руслан говорил мне уже во дворе, глядя на лаек.  Он вышел меня проводить.
    - Ну, до завтра, - пожав руки, мы по прощались. Собаки грусно провожали меня  взглядом. Мне кажется, что они всегда думают о свободе,  сидя на цепи. И мне, всегда хочется отстегнуть карабин любому псу, потому, что честные и верные существа  должны быть вольными. 
     

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Google свидетельствует, что количество подписчиков, которые нам доверяют -