Понедельник, 22 Январь 2018

Banners

Реклама от Google

СОН

          Долго не мог  уснуть, ворочаясь,  то на один, то на другой бок. Накопившаяся недельная усталость, действовала возбуждающе, и в голове, от этого состояния,  бродили мысли, разные и даже не нужные.        Но об отце, я даже и не думал, хотя мне, его очень не хватало, и сон,  не бывает по заказу, не бывает, а тут...

 - Отец? Ну, ты как? - спросил я его.

      - Я? Хорошо. Это же рай! Понимаешь? Я смотрю, ты уже спишь, дай, думаю, зайду. Нам,  ведь только во сне можно приходить, или в твоих мыслях, когда ты не спишь. А так, нельзя. Хотя ругать  меня,  здесь не кому, все равны, наконец-то. Это тебе не на земле.

     - Так ты что,  все время ходишь? - глядя, как он переминается с ноги на ногу, спросил я.

     - Ну да. Мы же не спим. Ходим, разговариваем друг с другом. Вспоминаем прожитую жизнь.

     А что еще делаете? - Чем каждому, раньше, нравилось заниматься, то и делаем. Здесь, нам делить нечего.

       Нет. Есть, конечно, лодыри, так они и на земле ничего не создали, только языком мололи. Они безобидные. Тоже вот,  в рай попали.   Бог простил.

     - Слушай, бать, ты вот уже семь лет как ушел, а все как-то, не приходил ко мне во сне, не видел я тебя.

      - А зачем мне приходить? Я и так вижу, что ты занят делом, не сидишь, крутишься. Вот, если бы ты балду гонял, тогда бы я сразу пришел. Хотя поучать нам уже нельзя, а вот предостеречь, можно. Учить,  мы должны были только на земле. Здесь, мы отдыхаем. 

      - А сейчас, ты же пришел? - удивился я. - Ну, да. Иногда могу и так прийти, нам можно.

      - Слушай, а это не ты, нет-нет, да и прошмыгнешь дома? Только вижу,  шлейф от тебя, гляну еще раз, а  нет никого. Или на балконе, стоишь,  да?

     - Бывает. Ну, я же не злоупотребляю. 

      Улыбнулся.

     - Ну и как тебе в раю? - интересно.

     - Домик мне дали, на берегу озера, рыбачить можно, хоть каждый день, и что характерно, какую рыбу задумаю поймать, такую и ловлю.      Здорово, правда!  Столярничаю в охотку, не пью,  не курю, благодать. 

      - И, что, много вас там?

      - Ну, да, все здесь. Только мы не прикасаемся друг к другу, а так, только разговариваем. Ни скандалов тебе, ни ссор, ни разногласий.

    - Все, все?- переспросил я.

    - Да, вот даже мои старики, здесь.  Порядок установлен, сынок. Пока  последний из семьи -  жив, ну вот моя сестра, к примеру, тетка твоя,  живая, все вместе находятся.  Как только она здесь объявится, так начнется движение.

     - А какое движение, пап? - спросил я.

     - Вот смотри, объясняю. Допустим, тетка твоя пришла, дай  Бог ей долгой жизни, и мои родители сразу становятся звездами, на небосклоне, понял. А я, должен дождаться всех, кроме внуков, хотя бывают исключения.

       Ты  сынок Всех, и  Мать, береги! А то она, во сне, бывает говорит мне ерунду, устала мол жить, к тебе хочу. Я еще по ней не соскучился. И в звезды мне спешить,  не зачем. Понял?

     Так вот. Когда вся семья, будет в сборе, тогда мы с матерью,  тоже станем звездами. Круговорот звезд, в природе, вернее у каждого  будет свое место.

     - А как же те, кто не попал в рай, ведь их тоже много?

     - Так они в аду,  вон в котлах,  варятся.

     Черти,  знай только, подкидывают  дровишки в топку. Мне даже их порой жалко. Вон они, в муках корчатся. Убийцы, душегубы, предатели и лжецы. Тут и олигархи, и торгаши, не чистые на руку, которые на чужом горе наживались.

     - И коррупционеры? - поинтересовался я.

     - И они конечно, куда им деваться.  Суд то страшный,  справедливый.

      - А потом, их выбрасывают. Они черный фон для звезд создают, за грехи земные. 

     - А, как же те, кто без тела? Только душа? Бать. 

      -Да, и такие есть, - только душа.

     - Души, прилетают круглые такие, как шар без оболочки, как розовый туман. Летают вокруг нас, могут тоже общаться, и  звездами, тоже становятся. Места, для всех хватит. Для всех. 

     - Я смотрю, в последнее время,  больше их стало прилетать. 

     - Война батя идет, по всему миру, с ума все по сходили, что делят, не знаю. Не дают нам в радости пожить, от зависти только не лопаются, все боятся, вдруг наш народ заживет богато.

     - Плохо дело. Только, я тебе вот что скажу. Бог, он все видит.  Слепые прозреют, глухие услышат, и каждому воздастся по делам его. Вот так.

     - Батя! – просыпаясь, окликнул я уходящую тень, и ничего не услышал в ответ.

       И только тихое, ровное  дыхание зимнего утра, обозначило наступившую повседневность.

     Его звезда, на небосклоне, еще не загорелась. Но те, что сияли, были святы. 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Google свидетельствует, что количество подписчиков, которые нам доверяют -