Понедельник, 22 Январь 2018

Banners

Реклама от Google

Старое русло

     В жизни ведь как, даст Бог побывать в хорошем месте, повстречаться с хорошими людьми, которые от земли, от природы, пропитаны ею, и мысли свои поведают и дела покажут  и разговор поддержат. И все так по тихому, ладно и  спокойно. И тянет, влечет и манит опять к этим людям, повстречаться...

     Паром шел через Иртыш, на высоком берегу виднелся величественный Тобольский Кремль, медленно перемещаясь, относительно движения катера с баржей.  Глядя на него я подумал, что он  провожая  меня в путь,  в дальнюю сибирскую деревню, молчит, знает и хранит тайну,  о многих событиях и судьбах,  и о том, что мне не известно. Он,  давно бы их поведал, но пожалел меня, не искушая деталями..

       За автомобилем,  густыми, бежево - белыми  клубами,  закручивалась дорожная пыль. Машина  приближалась к дому,  где жил мой знакомый,  Виктор, с которым меня, лет пять тому назад, познакомил мой дядька,  знавший  его давно, рыбачили вместе... Дядька, к сожалению умер, внезапно, но как всегда бывает у добрых людей, успел познакомить с хорошим человеком, вроде  как передав эстафету отношений и участия в интересах.

     Река, как граница между цивилизациями. Здесь, на этом берегу,  все зависит от того, что будет ли ходить паром, или нет, будет ли "зимник" и когда по нему пойдет движение, и наверное жизнь здесь совсем другая за этим водоразделом и люди тоже другие, цельные, со стержнем, правильные такие, настоящие!

       Стояло знойное, звенящее паутами и слепнями лето, от вечной старицы, напоминающей в разлив реку, парило духотой и тело наполнялось пряной влагой, которая бывает когда наступает косьба или время метания стогов.

      Одинокий, крайний дом,  с двускатной крышей, стоял,  как и положено,  на возвышенности, рядом с разлапистыми столетними  кедрами, и было видно не вооруженным глазом, что шишка нынче будет, если птица да бурундуки с белками все не сгрызут раньше, чем наступит сбор.

     Только огород был за забором. Остальное пространство двора было свободно от него. Баня, стайки, вагончики-гаражи окружали дом, в виде крепостной стены. Земля, вокруг строений, была выстлана зеленым травяным ковром, с  вытоптанными от крыльца, в разных направлениях тропинками.

        Жара. Стадо коров, по шею зашедшее в воду, наконец-то расслабилось, укрывшись, таким образом, от надоедливых насекомых. И казалось, они не  скоро выйдут,  защищенные природным водным благом.

         Когда впервые, лет пять назад, я с дядькой ехал к нему по реке, то еще с лодки увидел это стадо коров, с бычками и годовалыми телками.    Деревню,  прожившую вдоль берега, с темно-коричневыми столетними срубами домов. Место, в этих краях известное. Здесь, в начале прошлого века, нашли скелет доисторического носорога, который занял достойное место в Тобольском краеведческом музее. Мне в сердцах стало удивительно приятно, что вот это стадо, пусть не большое, пятнадцать голов, есть олицетворение жизненной силы деревни, что есть еще люди, что его держат! Каково же было мое удивление, когда я узнал, что поголовье это принадлежало одному человеку, а деревня, почти вымерла, и многие дома стоят брошенными, являясь декорацией к  фильму о разрухе...   

        

                  - Ну, здорово, Иваныч! - широко расставив длинные руки, он встретил меня, когда я выходил из машины.

          - Жив, курилка! - приветствовал я его,  и душа замерла  в предвкушении встречи. Мы обнялись,  похлопывая друг друга по спинам.

     - А что со мной будет?! - Живем помаленьку. - Ну, пойдем в дом, чайку попьем,  Катя! - кликнул он жену,- поставь чайник, смотри кто приехал!

      - О-о-о, какие люди, - приветствовала меня Катя, вытирая краем фартука мокрые руки, - Здрасьте,- за ручку поздоровкался я с ней, слегка покачивая рукопожатием. - Есть будешь? - спросила она, - нет, не хочу, а вот чайку выпью, - присаживаясь на табурет,  возле русской печки ответил я.

      Булка белого,  высокого хлеба, глиняная чашка с медом, банка с молоком, которую в деревне уже считают едой, стояли на столе.

     -Хорошо, что ты приехал, сказал Виктор,  поможешь мне с сеном, а то метать в деревне уже не кому, или пьют, или с похмелья или больные, в общем, завтра с утра и начнем,  ты как? - Я всегда - готов! - Ну и ладненько, довольный, что я согласился,  сказал хозяин.

      -Ты пока отдыхай, а я на речку, сети гляну... 

        И он ушел, слегка сутулясь, такой сухой и поджарый,  не молодой уже человек, и в его походке и движениях было видно, что все, что он делает здесь, привычно,  хотя и  однообразно и повседневно до незаметности. Рыба, которую он ловит, не только еда его и Кати, а еще трех  охотничьих собак, лаек и четырех кошек. Курицам перепадает, когда все они собираются вокруг любого человека, который на улице чистит рыбу, все отходы принадлежат им. 

     Хозяйка засуетилась по кухне. Зачерпнув в сахарницу белый песок из эмалированной кастрюли, поставила ее на стол, мол,  вот сахар, как в городе, заварка, чай крупного листа,  пригоршней всыпалась в пузатый фарфоровый чайник и листок зверобоя с мятой обозначили свое присутствие,  после влитого в него кипятка. 

      - Можно я с медом? - спросил я. - Конечно! Ешь! - ответила она улыбнувшись, - не стесняйся, у нас мед хороший...  Отломив кусок белого пористого хлеба, зачерпнув столовой ложкой мед, янтарный, прозрачного  цвета, я подождал,  когда этот медопад равномерно покроет поверхность горбушки, и почти захлебываясь слюной, в предчувствии детского удовольствия, откусил кусок, медленно пережевывая,  закрыв глаза,  оценил качество употребляемого продукта.

     Вернулся Виктор. Привычным движением он снял закатанные болотные сапоги,  упершись пяткой в край  нижней ступеньки крыльца.

      -Ну что, попили? - спросил он нас,   заходя на кухню. - Садись,- сказал я ему, уступая место.  - Сиди, сиди, - ответил он мне. Я тут, мне здесь подручней, у горна, как раньше, когда курил. Слегка усмехнувшись, как бы извиняясь за эту пагубную привычку, он присел, и Катя подала ему его кружку с черным, душистым чаем!

     - Вот, спаси Христос, - сказал он, благодаря, ее за это.

     Надолго? - спросил он отпивая .

   - Пока не надоем - отшутился я, да нет,  дня на три, четыре. В общем,  где- то так - добавил я.        

  Как рыба, есть? - спросил я его. - Есть маленько, вон там, у колодца, посмотри,  если хочешь, я ее холодной водой залил. В  детском цинковом корыте лежали крупные лещи, пара щук и караси округлой формы, с пилами на верхнем плавнике, как признак величины и возраста.

     - А караси-то какие большие - удивился я, глядя как они безуспешно барахтаются в ограниченном пространстве.

     - Других не держим! - усмехнулся Виктор, - у меня " не девяносто" стоят, мельче сетей и нет, мелочь я не ловлю, пусть растет. А эти, пусть плавают до вечера, а потом,  я тебя ухой по-деревенски угощу. Как буду делать - сам увидишь!

      Пришли коровы, мыча от вымя, и хозяин,  разведя их по стайкам,  закрыл калитки, обозначая наступление вечерней дойки. Он прекрасно помнил , как еще не так давно он управлялся с ними один, доил, сепарировал, кормил, поил. С Катей ему стало полегче, эта была его вторая жена. Я конечно не лез с расспросами, однако  мне стало известно, что дети у обоих имелись и были взрослыми и внуки в каникулы часто гостили у стариков одновременно радуя своим присутствием и огорчая тем, что требовали лишнего внимания к себе, постоянно что-то выдумывая и непременно привлекая то одного то другого в свои игры с городским оттенком и деревенским коллажем.

     Ты рыбу промывай хорошенько, вот так, - и он сделал несколко энергичных движений узенькой щеткой по вскрытой брюшной полости леща, освобожденной от внутренностей, быстро удалил запекшуюся было кровь и промыл полость до бело- розового, чистого цвета. - Вот так,- и он показал мне результат.

     -Видал?! – Ущучил, - подтвердив свое внимание,  сказал я одобрительно. Это важно, - продолжал Виктор, а то бывало промоешь плохо, а кровь и заткнется и личинкам благодать и считай пропала рыба. А у карася, для ухи, я только кишку убираю, а собу оставляю, в ней весь смысл, вкус от у всей ухи особенный, другой раз покажу, а сегодня будет лещ.

  – По - деревенскому, - добавил я. - Пусть так  - одобрил он улыбнувшись.    

     -Вот смотри- сказал он, положив большого очищенного от чешуи двух килограммового леща на разделочную доску. Порем живот и достаем все лишнее... Оставляем жир, вот он, и печень. Затем на обеих сторонах поперек всего тела делаем частые надрезы по спине и хвосту, через каждые два-три миллиметра, ведь он костистый, а так мы эти мелкие косточки все изрезаем. Кладем в глубокую сковородку, обкладываем половинками крупного картофеля, нарезанным репчатым луком, пару лаврушек, соль перец и заливаем на половину сковороды, чуть выше бока леща, водой. Накрываем крышкой и на плиту,  на полный газ, усек! Как закипит, убавляем и через двадцать, тридцать минут подаем и едим прямо из сковороды! -А по пятьдесят ...вопросил я. - Ну, это как водится,  при желании да под горяченькое - можно, ухмыляясь и прищуриваясь - сказал Виктор.

     Предрассветную тишину,  разрезал хрипловатый,  петушиный  скрип. А за ним - звонкий, по моложе, по активней, вот мол, на тебе, старый перьяносец! Растет смена таптунов! И ни в терцию и не в унисон, а так, каждый сам по себе, по очереди.

     Разбрезжило. На светло-сером фоне, отчетливой, сочной игольчатой  гущей брызнули очертания сосен, елей, кедров, разлаписто-кудряво дали свои пятна по рассвету березы и перепев ранних птах, разноголосный и неизвестный мне, городскому, ознаменовал начало дня. Судя по отсутствию хоть бы намека на облачность, день предполагался быть жарким и быть может даже знойным.      

      И он ушел заводить старый трактор на гусеничном ходу, который, судя по виду, еще поднимал  казахстанскую Целину и вот достался ему в наследство от погибшего в девяностые годы совхоза.

      Как выяснилось позже,  он был собран им  из трех брошенных на машинном дворе. А еще комбайн, который тоже был воскрешен из двух,  и постоянно,  в период косьбы,  укладывал под себя хозяина на пару тройку дней,  требуя ремонта, изрядно испачкав маслом и соляркой его одежду и всю уставшую от такой "любви" душу. Накануне, он налетел жаткой на камень, вернее не упавший бетонный столбик от забора, который из-за высокой травы увидеть было не возможно, но удар был чувствителен, а ремонт отнял день, дорогой в эту пору день... 

     - Ну, что, поехали - укладывая  в телегу, вилы, на длинных древках  и деревянные грабли с торочащими "зубами" на широкой поперечине - сказал он, привычно садясь в кабину. Древки грабель и вил были настолько отполированы деревенскими руками, что отблеск утреннего солнца, пробежавшийся по ним как по обнаженной сабле кавалериста, перед боем, вызвал  чувство гордости и уважения перед тяжелым и повседневным трудом живущих на земле людей.    

     Метать мне раньше не приходилось и сено, то и дело, сваливалось с вил прямо на голову. С одной стороны мне было как-то не удобно за свою нерасторопность, но тот пьянящий дух, который исходил от  разнотравного высохшего сена,  окружавшего меня , компенсировал было упавшее настроение. 

     - Ты не торопись, - подойдя ко мне смекнул он,  вилы втыкай в сено сверху вниз, а потом подымай его над собой вертикально и подавай  ко мне на стог, понял?  И он показал, как это делается. - Понял, - ответил я и дело заспорилось. Поочередно, со всех сторон по кругу, начали подавать на вилах сено, пока высота стога не достигла метров четырех, пяти, подали несколько длинных ивовых веток, которые он уложил на макушку стога, по всем сторонам света, чтобы конус не снесло случайным порывом ветра. Такому стогу и дождь не страшен, так уложен, что все капли любого дождя,  будут стекать по бокам стога, вертикально,  до самого основания, до земли. 

      А ты,  коня не держишь? Конь ведь дело хорошее - подумал я вслух.   – Хорошее  - подтвердил он. - И живет долго, - добавил я. - Ну, да. Только не выгодно, по нашим временам. – А что  так? - А вот ... - Мне для коня сколько стогов сена надо?,- шесть стогов, это вот сколько мы поставили давича. Я их лучше для коров и бычков накошу, а конь... Ему же еще и овес нужен, фураж, а про телеги да сани, подковы да упряжь я вообще молчу. Раньше, когда я в совхозе здесь работал, тут одних только пахотных земель пятьсот с лишком га было. И пшеницу и яровые и озимые растили,  как говорится, перепадало,  сеяли и овес и ячмень, а  сейчас - вон она земля вся бурьяном поросла да кустами и деревьями занялась. Только,  вон за складом,  на поле,  с пол гектара засеял нынче овса,  да и то,  охотоведы попросили, для кабанов, а так - и он тихонько так махнул рукой. И было видно по лицу, что нет его огорчению конца, ему, всю жизнь проведшему в поле за комбайном, человеку, знающему истинную цену хлеба и жизненному труду.

     - Совхоза больше нет,- продолжал он сетовать, ни кому ничего не надо. Техника у меня старая, так, поглядываю из последних сил.  Запчастей нет, солярка дорогая, насобираю за год, кто что даст, где поменяю,  для покоса, крохи,- он замолчал, - шибко не поездишь, так вот.

      -Дрова, - я на "Буране" таскаю, снег бывало глубокий, аж саней не видно, а он ничего прет... «Гусянку» вот надо бы поправить, как бы вспоминая между делом в разговоре, - сказал он, зима то она вот, скоро.. .- А ты где родился? - Я? - переспросил он и ухмыльнувшись ответил - так вот тут и родился и живу вот здесь уже седьмой десяток, как говорится- где родился , там и сгодился. Он как то оживился, видно поток воспоминаний нахлынул на него и он неспешно стал рассказывать мне...- Я ведь, Андрюха,  кроме работы и нужды ничего в этой жизни и не видел, по большому счету. В Армию,  только вот съездил на Дальний Восток, и все... Так и до сих пор во многих деревнях люди живут, выберутся за государев счет в армию и айда обратно. И хорошо если так, а то и не возвращаются ребята вовсе домой, что им делать в деревне-то, хвосты быкам крутить, а?

       Все уже колхозы там, или совхозы -  похерили, а свое дело начать трудно, денег нет, техники тоже,  а земля, после приватизации в паях уже отдана в аренду. Тем у кого деньги были…  да и то за зерно, реальных денег крестьянин видимо и не увидит. А зерна или комбикорма тоже только-только для двух поросят в лучшем случае и курам маленько перепадет. Кредит взять под такой процент - смерти подобно. - А по лизингу?, -сумничал я ,- А это что за зверь? - Это когда ни деньги берешь, а допустим технику, но рассчитываешься за ее стоимость как за кредит, понял? - Дак это, же те же яйца, только с боку! - засмеялся он. Нет, пока банкиры будут сидеть на таких процентах, сельскому хозяйству трудно будет, к тому же буржуям не выгодно, если мы их нахлобучим, представь куда Европе  девать свою продукцию, да и чинуши  без откатов захиреют, в общем худо! - А ты,  соображаешь! – под итожил я .- Есть, маленько.

      Только собаки, гремя цепями,  прибитыми к будкам,  могут так радоваться и прыгать,  приветствуя, едва знакомого,  приближающегося к ним человека. И улыбка нисходит с их морды,  и  в их повизгивании слышится радость и  ожидание,  быть может,  полученного сейчас какого не будь лакомства.  Или вдруг клацнет защелка карабина и вот она - свобода, вот оно счастье быстрого бега и буйство нахлынувших знакомых и впервые услышанных запахов, будоражащих собачьи фантазии  пищевых и сексуальных находок. Они уже давно услышали знакомое урчание старенького трактора и натянув до упора цепи, выглядывали из-за угла дровника, все сильнее и сильнее увеличивая амплитуду помахивания кольцами хвостов, по мере приближения звука лязгающих гусениц. Пройти мимо этих существ не погладив и не потрепав за холку просто невозможно, это только они могут быть преданными и честными до конца! - Ну что, соскучились - и я взлохматил немного шерсть на затылке у молодой рыжей лайки. С едой для лаек вышла к ним Катя и собачье внимание полностью было устремлено к мискам. - Пошли в дом, ужинать - сказала она, им теперь не до нас.

     На цветастом клеенчатом столе, стоявшим у окна, окруженного самодельными табуретками, напомнившие мне школьные уроки труда, стояло большое бешбармачное блюдо с деревенскими явствами. Здесь был и белый надувшийся после печи хлеб с хрустящей коркой,  и постная отварная свинина и крупные куски говядины и куриная грудка с бедрами, сложенные в разнобой в виде египетской пирамиды, осыпанная крупно нашинкованным зеленым и репчатым луком, веточками укропа и листьями петрушки.

      В пузатые глиняные кружки, был налит бульон,  с образовавшейся глянцевой  пленкой тонкого и  светлого жира, хаш, горячий и желанный, а на печном противне "отдыхали" только что вынутые из печи картофельные шаньги со сливочным маслом и сметаной, давших золотисто-солнечную румяность и поджаристость- фирменному Катиному блюду! Прошлогоднее соленье, огурцы и помидоры, квашенная капуста с клюквой, уже не так бросались в глаза, несмотря на более выраженную цветовую гамму, чем тот запах свежего  приготовленного  мяса и выпечки, простых деревенских блюд.

     Все было вкусно… душевно елось и пилось,  и неторопливый разговор, который,  завязался как бы между делом,  был как обычная необходимая приправа. Или быть может такая душевно-мыслительная соль, без которой приезд гостей становился лишенным особого смысла, не возможности  познания сути человеческого бытия, беседа, дающая  порой ответ на извечный вопрос своего присутствия и предназначения на земле.

       -Сытно,- отклонившись несколько назад и облокотившись на подоконник, - сказал Виктор.

       - Да ты и ни ел добром, - упрекнула его жена, -Ест вечно как кутенок. - Кто много ест, то мало живет - ответил ей муж.- Я же, послевоенный и у меня видимо с детства осталась привычка, с начало младшие пусть поедят, а потом уж мы с матерью... - Четверо было нас, недоедали, голодали. Потому и пошел,  рано работать в совхоз, выучился на шофера. И в Армии тоже за баранкой, а после кем только не работал, ну вот и трактора и комбайны, все теперь знакомо, а толку...,- годков мне уже много, а моей технике по сорок с хвостиком лет, по труду почти мне ровня, а помру - меня на погост, а железо на металлолом. Кроме меня, здесь в деревне, с ними ни кто не управится, факт! И он с грустью посмотрел в окно, через которое он не раз видел, как в свою пору лосихи прямиком пробегали на остров, на против его дома.

     - А что, лосихи, правда, прямо вот здесь и проходили,- желая отвлечь его от переживаний и вспоминая когда-то сказанную им фразу о лосях, - спросил я его с участием.- Да, вот прямо по ограде, вдоль дома, не стесняясь... Роддом у них там, на острове. Он большой, отрезан со всех сторон водой,  кормов  вдоволь и спокойно. Лосихи его давно облюбовали, сколько здесь живу, они только там и телятся. Сейчас,  две коровы, в смысле лосихи, уже с лосятами там табунятся,  я на ту сторону и не езжу, - многозначительно сказал он,- Зачем беспокоить..., а то тут завелись " мастера" на парапланах летают, все высматривают лосей, что им по жизни скотского мяса не хватает или голодают? Одно слово, - менты! - Ну, ты понял,- подмигнув мне, - сказал он. - Хозяева жизни! - поддержал я его.

     -А вот ко мне человек подходил, Гена вроде зовут?  - он кто? - Он был сварной на судоремонтном, а сейчас, просто доживает, одинокий он...Я ему тут где молока, где поесть...,он помогает мне иногда когда трезвый, а так он сам, рыбу ловит,  лесом кормится...- А что? - поинтересовался Виктор. - Да я когда рыбу чистил, то чешуи много образуется и лежит в стороне чуть ли не горой, а он тихо так подошел сзади, покуривая "Приму" и говорит: -раньше чешую от рыбы его мать сушила на печке,  а потом сухую складывала в мешочек. - Зачем? - спросил я,  глядя на его желто-песочные пальцы,  закоптившиеся от сигарет-раздумий...- А потом мать делала "дрыгалку" или "трясучку", наварит, процедит и на холод в противне или в глубокой тарелке вынесет в сенцы. Заливали ей рыбу отварную или мясо... – В общем, желатин - сказал я, - Ну да, - и Гена закурил снова.

     - Было дело, мы тоже готовили такую вещь. Все было, - продолжал хозяин, - сколько всего в жизни, работы...сколько домов, бань, стаек я срубил – ни счесть, почитай пол деревни через мои руки здесь прошло... - А дома ставить трудно?, - любопытствовал я , зная, что есть в этом моменте особенности. - Прежде чем ставить дом,- продолжал он , видя мой неподдельный интерес, - выбирали место. Брали несколько буханок хлеба и разносили с вечера в разные места, а рано утром смотрели, какая буханка была суше других, там и предполагали дом ставить. Так и колодцы, только вместо хлеба ставили крынки или банки пустые, в тех местах, где по утру,  в емкости, было больше всего воды, - там и копали.

     На кухню с подойником вошла Катя. Молоко, мерно покачиваясь в  ведре парной пенкой, водрузилось на табурете, возле печки. Начисто отмытый сепаратор равномерно зажужжал, пропуская белую массу, разделяя ее на жизнь хорошую и очень, на обрат и сливки. Теплый обрат, энергично сливался в ведро, чтобы быть отданным телятам. Я подставил под эту струю кружку, и,  сделав добрый глоток,  понял, что городское молоко - оно и есть в лучшем случае деревенский обрат!

     - А нам такое молоко в пакетиках продают, если не жиже, - и я допил остатки. - А мы, телят да остальную живность им поим, - улыбнувшись,  сказала она.

      За окном послышался раскат грозового переустройства уходящего дня, и тяжелые капли июльского дождя забарабанили по всем крышам.  Зажурчало в бочках,  пришедшая по водостокам вода и духота растворилась,  в увлажненном воздухе летнего вечера. И весь этот мир,  все, что окружало меня, эти люди, животные, этот просто устроенный  быт, с присутствием разнообразия форм и содержания природы и явлений, это воплощенная в творчестве человеческая наблюдательность, наполненная разумом и смыслом, душевного отношения ко всему происходящему, великий труд,   благостно  проникал в меня, оставляя памятные зарубки,  будущих воспоминай...       

     

       

Комментарии   

+1 # tyw 10.11.2014 08:38
Спасибо за те чувства, которые испытал. Запах хлеба, меда молока. Чудесно. Но испытал и чувство отчаяния от того, что ЕСТЬ заброшенные земли, есть заброшенные люди, которые работают не только для себя, но и надеются, что еще все вернется и их труд будет востребован. Как не вспомнить мужика, который сам содержал в порядке взлетную полосу и это спасло людям жизнь!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Косоглазый Сихерти 10.11.2014 10:03
Однако !!!

Этттто чтот-т-т-то новенькое. Так еще не писал. Старое русло - новая струя. Растешь, зреешь! Очень приятное и очень хорошее чтение. Так же как нужно иногда смотреть на огонь, смотреть на воду. Так вот непременно нужно читать иногда такие вещи. Еще лучше участвовать в них, слушать, трогать руками. Это важно. Это нужно. И может быть, вовсе не обязательно задаваться вопросом: "А что хотел автор сказать этим?", "А какова основная идея, того что написано?"

А вот и не нужно никаких подобных вопросов, Повествование на то и повествование, что оно не поучает не извещает, а ПОВЕСТВУЕТ. Красиво, сочно, красочно!
- За жизнь !
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # tyw 11.11.2014 03:35
Полностью согласен с Сихерти, что надо наслаждаться сочностью языка, красотой образов, а не искать тайный смысл, вроде, того, что пришел в страну крах колхозного строя, кругом развал и пьянство. Этому подходу нас учил социалистически й реализм, который уже унесен на свалку истории.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
0 # Васёк Трубачёв 10.11.2014 10:11
Вдогонку Косоглазому Сихерти. Ведь совсем немного времени пройдет и кому то непонятны будут многие вещи. А как это было, а что это было. Об этом нужно рассказывать. Хотя бы самому себе. Что бы помнить то что от нас уходит безвозвратно. Это та самая проза, которая с годами становится более и более ценной. Почитайте Тургеневские "Записки охотника". Вот... Мне после прочтения "Старого русла" очень захотелось вновь взять эту старую трёпаную книжицу и перечитать "Записки охотника" и "Бежен луг". Ждем еще !!! Ждем еще непременного продолжения !!!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # Fahrenheit.mp 12.11.2014 10:51
Здорово!!!
Чисто так, словно родниковая вода. Спасибо. За мед с белым хлебом отдельное спасибо!! В этом году будучи в отпуске в деревне, сама пила молоко и сливки из банки с белым хлебом, так что я ностальгирую, прочитав эти строки. И не только из-за вкусноты натурального продукта!! - а по большей части - по открытой душе деревенского/се льского жителя, по его умению радоваться самым простым вещам - дождю и солнцу, ягодке - грибочку, непьяному соседу)))) Мне не хватает этого.
Спасибо автору за подаренные слова и строки. Они согрели сердце.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
+1 # фома 12.11.2014 15:36
Дорогие, мои Современники! Спасибо Вам, за добрые слова в адрес моих героев. В долгие вечера мы обсуждали многие вопросы жизни, политики, Украину, случайную гибель рабочей лайки, пропажу быка трехлетка, денежная надежда, и его находку в разделочном виде и многое многое другое..." Мне Мать говорила: - В тебя сынок, могут кинуть камнем, но ты в ответ кинь хлебом! - так завершил нашу беседу мой природный житель. Спасибо еще раз большое. До новых встреч._
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Google свидетельствует, что количество подписчиков, которые нам доверяют -