Трудности перевода. Украина 100 лет спустя. Эпизод V -"Зомби".

      От станции метро Дорогожичи до станции метро Демеевская доехать можно только с пересадкой.  Я спускался вниз мимо вереницы цветочных киосков в кассовый вестибюль, далее по эскалатору на перрон метро и все яснее ощущал над собой огромную тяжесть. Скорее бы поезд, уехать от этого нависшего сверху объема тишины и темноты. Я стал прислушиваться к шуму вокруг. Диктор из под потолка говорил на украинском, люди вокруг говорили по русски. Все как один, окликали друг друга, звали, спрашивали, отвечали только по русски. Сплошной людской поток. Ни единой фразы на украинском. Я загадал сосчитать, сколько раз я услышу украинскую речь в киевском метро. Пройдя четыре оживленных станции, пройдя длинный заполненный людьми переход между станциями пересадки, а так же постоянно прислушиваясь в вагонах я ни разу не услышал украинской речи. Все говорили по русски.  При этом, диктор упорно объявлял станции на украинском и на английском. Я сразу решил, что я не хочу давать оценок, а уж тем более рецептов, что должно, а что не должно. Я просто хочу понять, как это, почему это ?  "Я интересуюсь это знать!" Это я не такой как все, или это все не такие как я ?

     Я поднялся из метро на станции назначения и стал искать путь к Центральному автовокзалу. Два часа назад я рассматривал на карте, что он окружен сплошной путаницей эстакад, путепроводов и двухуровневых дорожных развязок. В поисках прохода между ними я забрел не в ту сторону. Когда я понял это и развернулся обратно, мое внимание привлекло невысокое желтое трехэтажное здание. Часть окон второго этажа была в виде стрельчатой арки. Большая редкость в наши дни. Еще бОльшая редкость висела на стене у входа. Пластиковая раковина внутри которой находился телефон автомат. Я ностальгически погладил телефонную трубку на толстом шнуре. Интересно, работает ли он? может быть в трубке можно услышать ответ на какой то архиважный вопрос? Но нету у меня ни специальной карты, ни жетонов ни даже монет нету. Не просто теперь все. Над входом было написано "Дом детского и юношеского творчества Голосиевского района" Очевидно, прежде он назывался районный дворец пионеров. Надо же... будто во времени вернулся назад. Дайте до детства плацкартный билет!

    Окончательно утвердившись во мнении что двинулся не туда, куда следовало я повернул обратно и остановился в удивлении. Передо мной стояла легендарная "полуторка" Невысокий постамент с надписью "Воинам автомобилистам и дорожникам" На постаменте перекошено лежит секция разборного моста, по ней въезжает полуторка. Я растрогался у постамента и живо представил в кабине чумазого водилу у которого в книжке красноармейца год приписан, а из ворота шинели тонкая шея торчит как пестик в ступке. Того самого, которому трудно было очень, который не бросал баранку  и объезжая мины распевал про путь - дорожку фронтовую с дрожью в голосе убеждая себя что не страшна ему бомбежка любая. Я обошел вокруг памятника с тяжелыми мыслями о том, что не всем им было помирать рановато, многим оказалось в самый раз... 

     От этого места на Московской площади до аэропорта Жуляны всего пол часа пешком. В августе сорок первого года именно здесь проходила третья (последняя) линия обороны Киева И именно в нынешнюю Московскую площадь упирался левый фланг пятой бригады 37-й армии. Пятой воздушно десантной бригадой командовал тогда будущий герой Сталинграда генерал Родимцев. Впереди Голосеевский лес. Сзади аэропорт (тогда еще аэродром) Жуляны. И если по всей остальной окружности обороны Киева немцев удавалось удерживать на первой линии организованной  в основном по правому берегу Ирпеня, то здесь, с юга, фон Клейст уже в начале августа вышел к третьей линии, прорвав предыдущие две. Целью было прорваться вдоль берега к мостам через Днепр. И именно здесь произошел знаменитый случай, когда защищавших аэродром Жуляны десантников Родимцева немцы приняли за лётчиков, потому что они были одеты в похожие комбинезоны и лётные шлемы.  Франц Гальдер из своего КП в Кременище докладывал командованию:

- У русских больше нет резервов на этом направлении. На нас идут в атаку лётные экипажи подбитых самолетов.  От отчаяния и недостатка вооружения они врываются в траншеи и яростно рубятся саперными лопатками.

     "Неправильные лётчики" 7 - го августа отбросили немцев аж до Теремков. Это на целых четыре остановки метро. Они деблокировали три дота 205, 206 и 207 которые несколько дней отбивались в полном окружении.  Падение Киева было задержано почти на шесть недель. От этих шести недель  трагедия Юго-Западного фронта ничуть не меньше. Но как же не хватило им этих шести недель под Волоколамском, на Истре и под Домодедово, когда наступила зима самая холодная за сто сорок лет метеонаблюдений.

     Нужно было торопиться на автовокзал и я бросил прощальный взгляд на легендарный автомобиль. Снимать его было слишком темно.  Внезапно я услышал звонкий мальчишеский крик: "Слава Украини!!!" Я раздвинул еловые ветки и увидел что в скверике вдоль забора трое пацанов с автоматами наперевес идут в атаку на трансформаторную будку. Я остолбенел. Это ж невероятно. Я не видел этого много лет и был убежден, что нынешние пацаны играют в войну только за монитором компьютера. А что бы вот так с автоматами... кто бы рассказал, я бы не поверил. Автоматы у них не деревянные, как были у нас когда то, а пластиковые. И идут в атаку они не с громким топотом и наперегонки как мы, а деловито не торопясь. Приседая у каждого дерева и перебегая короткими перебежками, подавая знаки друг другу ладонью над головой.

     В ненастной темноте было видно что трансформаторная будка с крыши тоже ощетинилась стволами, между которыми нагибаясь перебегал командир. Высота достаточно приличная и мокрая крыша не иначе скользкая. Справа, со стороны аптеки слабый свет уличных фонарей. Оттуда в атаку шла еще одна группа нападавших приседая за деревьями. Все понятно, "берут в клещи". Окруженные обречены. Я наблюдал из за еловых ветвей и размышлял:

- Ну и чем же ответят защитники трансформаторной будки?  Споют "Врагу не сдается наш гордый Варяг"? 

- Ага, щаз-з-з... Разбежались... Споют они... Как же...

     Нападающие подступали все ближе и вот с крыши раздался звонкий крик: "Смэрть москалям!" и в нападающих с крыши густо полетели камни и куски битума. В этот самый момент воздух прорезал резкий вой автомобильной сигнализации и чуть в стороне сквозь кусты стали мигать огни потревоженного автомобиля.

     Ну конечно, сейчас в дело вмешается "третья сила" против которой нет шансов ни у нападающих, ни у защитников трансформаторной будки. И лучше бы им поскорее сообща спасаться отсюда.

     Я двинулся обратно к выходу из метро искать способ пересечь проспект Сорокалетия Октября и попасть наконец то на Центральный Киевский Автовокзал. Пора. Чемодан, вокзал, Россия. Я ужаснулся увиденному. Война, как самоцель. И нападающие и защищающиеся под одними лозунгами. Устами младенца, как известно глаголет объективная реальность. Самое ужасное, это поколения выросшие среди войны. Пацаны, которые считают нормальным то, что видели, которые не очень то умеют делать что либо кроме того что делали все вокруг. Мальчишки, которые не очень то знают и не хотят знать то о чем не принято или не модно говорить или вспоминать. Я шел к автовокзалу через плотный людской поток, а в голове моей звучал отчаяный крик Долорес О'Риордан:

- Зомби! Зомби! Зомби! Бомбы, только в твоей голове, танки только в твоей голове. Они сражаются и погибают только в твоей голове!

     Вот уж действительно, разруха не в клозетах. Разруха в головах. Это было спето двадцать лет назад, Это было снято двадцать лет назад. В 1994-м в благополучной и вполне себе демократичной Британии (Северной Ирландии). Но это могло быть спето и сто, и двести лет назад. Ибо, как сказал один старый еврей: "Нет ничего нового под солнцем".  Там где это было спето и снято уже не одно поколение выросло среди городской войны соседа с соседом. Они теперь уже не особенно утруждаются вопросом, в чем именно разница между протестантами и католиками. Это перестало быть важным. И тишина, которая там установилась сейчас, вряд ли может быть названа миром. Стоит еще и еще раз послушать эти слова. Этот больной крик Долорес О'Риордан, с которым я покидал Киев:

- Ведь ты же видишь, это не я, это не моя семья.      

 - Жестокость порождает безмолвие. Может мы не правы? Может мы ошибаемся?

Это стоит смотреть, это стоит слушать, над этим стоит думать. Это было спето и снято 20 лет назад.    

 {youtube}6Ejga4kJUts{/youtube} 

20.09.2014 -11.11.2014

 Читать еще... этого же автора http://siherti.youhood.info

About us

We are a small, creative team, specializing in Joomla web-design and template development. Our goal is to create highly-useable, lightweight, and affordable Joomla templates and themes.

Address

USA Company
New York, Road 45

0900.123456
info@mail.com
Mo-Fr: 10.00 - 18.00