Чекпойнт "Чарли". Украина 100 лет спустя. Эпизод II - «Прежняя мечта».

     В моей жизни есть один самый знаменательный и прекрасный день. В этот день я имел счастье родиться на белый свет. В этот самый день президент Джон Фицджеральд Кеннеди произнес речь в которой обосновал ряд экстренных мер по повышению боеспособности американской армии в Европе и в частности на территории Западного Берлина.

     Через три дня в своей речи перед Шёнебергской ратушей Кеннеди произнес фразу ставшую знаменитой: "Я - берлинец!" Имея, при этом, в виду свою решимость защищать и отстаивать Западный Берлин от коммунистической угрозы. Защищать как Родину, как свой собственный родной город. 
     Через три недели, ночью, в назначенный час 25 тысяч партийных активистов ГДР, объединенных в военизированные формирования, взялись за руки образовав живую цепь вдоль границы Восточного и Западного Берлина. Их прикрывала армия ГДР. Сменяя друг друга они стояли, взявшись за руки днем и ночью пока велось строительство заградительных сооружений, которые позже стали Берлинской Стеной.
     Через три месяца Берлинский кризис достиг своего апогея известного как ночь танкового противостояния, когда советские и американские танки стояли друг против друга на Фридрих штрассе по обе стороны шлагбаума чекпойнт Чарли и ревели включенными двигателями. Мы никогда не узнаем, что именно чувствовал в ту ночь капитан Войтченко и другие его танкисты. Хотя догадаться не сложно. Я уверен, что они твердо знали, что встречный танковый бой на городской улице шириной 18 метров не сулит ничего хорошего никому из участников. Поэтому, неважно кто первым снесёт шлагбаум. Танкисты по обе стороны шлагбаума знали это. Наверняка, сквозь рёв двигателей они очень напряженно слушали треск в своих шлемофонах, ожидая короткого приказа, и в сотый раз повторяли и переосмысливали слова: "...когда суровый час войны настанет и нас в атаку Родина пошлет!!!" В ту ночь даже закаленный, выдержанный и невозмутимый Шарль де Голь понял, до какого ужаса дошел мир. Он отбросил в сторону полит. корректность и союзнические обязательства по блоку НАТО, вызвал советского посла и проинформировал его о возможности ядерного удара в ближайшие часы. Невозмутимый ответ нашего посла: "Ну, тогда мы умрем все вместе." так же вошел в историю.
             Через три года Хрушёва сместили со всех постов, а Кеннеди уже почти год как был мёртв.  
     Через пятнадцать лет  запретные "вражеские" голоса в радиоприемнике  рассказали мне о тех событиях на Чекпойнт Чарли. И я впервые тогда услышал это словосочетание - чекпойнт (пограничный контрольный пункт, пункт пропуска) "Чарли" от латинской буквы "С" - Charlie, КПП «Чарли», КПП «C», Checkpoint Charlie. Мне было пятнадцать, я недавно стал комсомольцем, ни секунды не сомневался в святости Генеральной Линии Партии и Правительства, но тогда у радиоприемника, кажется впервые ужаснулся тому что Святая Правда в один миг могла оказаться совершенно не существенной. Вообще все на свете (включая меня) могло оказаться несущественным.   
          Через тридцать лет Берлинской Стены уже год как не было. Не было ГДР. Не было СЭВ. Не было организации Варшавского Договора. Самому СССР оставались считанные месяцы. Наши войска уходили из Германии в "чистое поле" быстрее чем Британцы драпали из Дюнкерка. Мы слушали "Ветер перемен" Scorpions, и с умилением смотрели по телеку на то как счастливые немцы обнимаются и крушат остатки Берлинской стены. Мы искренне радовались тому, что это ведь не то что два братских народа, это один единый народ воссоединился после тридцати лет жизни по разные стороны колючей проволоки. Сам чекпойнт "Чарли" и его унылая фанерная будочка стал музейным экспонатом.  И именно в это самое время я впервые увидел шлагбаум в Гоптовке и рядом карикатурную фанерную будочку с вкрадчивым несмелым пограничником. Эта крашенная жовто-блакитная будочка уже тогда получила от меня кличку "Чекпойнт Чарли". Я вспомнил тогда слышанные в детстве сказки про "злиднiв" (злыдней). Это такие маленькие слезливые демонические старички - нищие попрошайки. Там где они поселяются, там всегда будет нищета и горе. И если их откуда то прогнали, то они появляются в другом месте где их пожалеют и приютят. У меня всегда было совершенно отчетливое ощущение что Гоптовка, это и есть злыдни - воскресший чекпойнт Чарли, который переместился оттуда сюда, сея вокруг себя несчастья и нищету.   Со временем к нему прирастали огромные территории. Строились ангары, здания, заградительные сооружения.  А вот теперь собираются строить полноценную стену. У меня всегда была перед глазами одна и та же картинка - счастливые немцы крушат берлинскую стену. И вместе с видением непременно прежняя мечта. Дожить до того дня когда я приеду сюда и от всей души широким замахом и приседом на обе ноги хрясну по шлагбауму тяжелой кувалдой в компании смеющихся счастливых людей, которые лезут друг другу навстречу через заграждения из стальной сетки. Утопия? Пожалуй... Но не более чем любая мечта, на которую каждый, право, имеет право.

    Через пятьдесят три года я стою в Гоптовке у проволочного заграждения. Передо мной длинный коридор из стальной сетки,  крашеной зеленой эмалью. Из той самой сетки, которую Яценюк пробовал перекусить плоскогубцами. Коридор настолько узок, что два человека в нем с трудом могут разойтись. Коридор настолько длинный что его стенки сходятся в ниточку в пределах видимости. Я стою под ярким полуденным солнцем несколько минут, прежде чем сделать шаг в коридор.

Дорога от Белгорода до границы была поразительно пуста. Редкие автомобили. Грузового движения почти нет. По обеим сторонам дороги многочисленные мотели, гостиницы, стоянки для легковых автомобилей и большегрузных фур. Автосервис, шиномонтаж, чего только нет. Мы проезжаем мимо множества кафе без посетителей в которых закредитованные по уши владельцы готовы, кажется, с шашлыками на дорогу выскакивать лишь бы только хоть кто ни будь остановился и оставил в заведении ну хоть какие то деньги. Одни названия чего стоят - "Ялта", "Гурзуф", "Ай-Петри" Крымская трасса пуста настолько, что никто здесь не припомнит такого прежде. 

О себе как то не принято говорить, тем более писать в героическом ключе, но зато вовсе не возбраняется думать.   Я вспоминаю эпизод фильма о Христофоре Колумбе. Тот самый,  в котором играл Жерар Депардье. Эпизод, в котором зкипажи идут  по пристани к каравеллам что бы отплыть с отливом. Рассвет едва еще только намечается на небе. Матросы идут по пристани с факелами. Истерически рыдают женщины, и какой то опустившийся портовый пьяница надрывно вопит:

- Куда ??? Куда вы плывёте !!! Край Океана охраняют чудовища! Вы все погибните! Остановитесь, безумцы!

Накануне моего выхода на чекпойнт "Чарли" я слушал совсем другие слова уверенного люмпенизированного парня, который изо всех сил пытался показать свою многоопытность. Он говорил совсем не это, но я все равно слышал "... край Океана охраняют чудовища!... "

В полутемном подъезде мой случайный собеседник, который якобы только что вернулся "оттуда" недолго удивлялся тому, что я собрался идти пешком через границу.  Потом рассказывал о всяких ужасах, которые творятся по ту сторону и в конце подвел итог:

- На границе тебя укропы повяжут и ровно через сутки, ты будешь под Донецком в окопе с автоматом ждать команды к атаке. А за спиной у тебя будет заград. отряд с пулеметами.

Я ужаснулся тому, как же мы дожили до такого бреда, до таких времен, когда взрослый человек лезет из кожи вон что бы показаться серьезным и многоопытным, несет такую бредятину. И наверное, многие ему верят... А у меня снова и снова проносились в голове кадры, где портовый пьяница кричит: "... край Океана охраняют чудовища !!!..."

Я отворил стальную калиточку  чекпойнт Чарли и удивляясь отсутствию какого либо служилого люда  шагнул в коридор. Через пару шагов кто то окликнул меня. Слева за зеленой решеткой метрах в десяти от меня пограничник высунулся из полосатого "скворечника" и крикнул: " Покажите паспорт в открытом виде!" Я показал ему открытый паспорт и он уныло махнул рукой в Украинскую сторону. Убирая паспорт в карман, я обнаружил, что он был открыт на странице где с одной стороны Кремль, а с другой Двуглавый Орел.  Ни фотографии, ни фамилии. Да и вообще можно было и Кремль и Двуглавого Орла цветными карандашами на бумажке от руки нарисовать. С такого расстояния он все равно бы не отличил.

Я шагал по длинному коридору из решетки. Яркое солнце над головой, и ни одного человека, ни в попутном, ни во встречном направлении.  Вскоре стали видны приземистые зеленые фигурки в касках и бронежилетах, которые неторопливо двигались за зелеными решетками.

- Повяжут ? Не-е-е-е... Не повяжут. Обламаются вязать.

На украинской стороне  многочисленные люди в зеленом в касках и бронежилетах Все как один не просто при оружии, все с автоматами. Совершенно четко было видно, что они делятся на две примерно равные группы. Первые очень оживлены, движения их резки и решительны, лица суровы, взгляд цепкий и внимательный. На их бронежилетах навешано гораздо больше различных аксессуаров, подсумков, разгрузочных футляров, чехлов, карманов и кармашков. Фонарики, рации, бинокли, фляги,  запасные магазины к автомату, ножи, пистолеты и еще Бог весть что. От всей этой снаряги они были не просто приземистыми, они были карикатурно шарообразными. Вторая группа людей в зеленом выделялась не только и не столько небрежением к увешиванию своих бронежилетов дополнительными опциями, но главное, они имели совершенно потерянные лица. Движения их чрезвычайно спокойны. Взгляд не то что бы потерянный или растерянный, а какой то заторможено - обалдевший. На лице будто бы написано: "Ни хрена се.... Что вообще происходит???" Я допускаю, что это лишь в моем воображении так нарисовано. И я тут же решил что хорошо бы держаться подальше от "живчиков", поближе к "обалдевшим".

Я прохожу по изгибам коридора.  Пограничники безучастно смотрят, в лучшем случае делают знак ладонью куда идти. За решетками  несколько приземистых сооружений из мешков с песком из которых смотрят темные пустые амбразуры.  Эти сооружения выглядят настолько хлипко, что язык не поворачивается назвать их укреплениями. Такие же я видел на полигоне для игры в  пейнтбол.  Очень хочется поснимать этих людей и эти сооружения, но я решил не испытывать судьбу и телефон не стал доставать. А то ить и правда, повяжут.

Наконец то я подхожу к окошечку, в которое по всей логике следует протянуть мои документы. С любопытством заглядываю внутрь и вижу, что там сидит никак не "обалдевший". Там сидит  акцентуированный "живчик". Он резко дергается назад и отстраняется от моего паспорта, предупреждая:  "Без обложек и посторонних вложений!"  Я снимаю обложку с паспорта, убираю в карман страховой полис ОМС и "совершенно случайно" оказавшуюся в паспорте купюру. Он будто бы для проформы спрашивает меня:  когда и где я в последний раз пересекал границу Украины,  и тут же возвращает документы. Он подозвал к себе двух "обалдевших" и коротко бросил им: "Этого гражданина на беседу к старшему смены".

Я на удивление спокойно воспринял происходящее и проследовал за двумя унылыми пограничниками. В зеленой решетке коридора узкая калиточка, за ней проход к приземистому двухэтажному зданию. На первом этаже царило оживление, которое я привык видеть на пограничном переходе. Не только на этом, а вообще на любой границе. От скуки я принялся считать. Оказалось что передо мной 47 человек "желающих" побеседовать со старшим смены. За какое время они здесь собрались, не берусь предполагать, но за все время с момента моего входа на территорию пограничного перехода Гоптовка я никого из гражданских не видел. Кроме сорока семи взрослых в коридоре еще одиннадцать детей от года до двенадцати - четырнадцати. Среди взрослых не только мужчины призывного возраста. Трое существенно старше. И еще 19 женщин. Неподалёку юркий жулик инструктировал троих молодых парней что говорить, как себя вести, и что ждать он их будет за последним шлагбаумом в белом микроавтобусе что стоит между пунктом обмена валюты и киоском по продаже пакетов мобильной связи КиевСтар. Пробубнив все это задавленным шепотом, юркий жулик исчез. Внезапно весь скучающий коридор пришел в движение.  из самого дальнего кабинета ожидающих стали приглашать по очереди. Они проводили в кабинете не очень долгое время и выходя покидали коридор через дверь в его противоположном конце. Так что с ожидающими в очереди они не общались. Движение в конце коридора регулировал худой пограничник из унылых. Этот парень в каске и с автоматом все время находился в помещении.  Даже не понятно было, пропускают этих людей или отправляют откуда пришли. Очередь двинулась достаточно быстро, так что через два часа я уже был в кабинете. Кстати, заходил последним. За полтора часа ожидания никто после меня в очереди не прибавился. Почему так ... О чем это говорит? Бог весть...

Зайдя в кабинет я обнаружил что кроме двух категорий пограничников (живчиков-щеневмерликов и обалдевших-унылых) есть еще третья категория. Эта категория называется "Старший смены".  Спортивного вида майор, чуть за сорок лет выглядел очень уравновешенным проницательным и умным.  У него не было вообще никакого оружия. У него не было каски, бронежилета. На нем не было даже кителя. Только зеленая рубашка с погонами. А из аксессуаров только копеешная шариковая ручка торчала из кармана рубашки. Он улыбался мне, я улыбался ему. Я с удовлетворением подумал что, пожалуй, выгляжу так как и хочу уверенным и спокойным. Вопросы он задавал не долго. Зато долго и внимательно изучал мой паспорт (что он там нового мог разглядеть?) Потом принялся не спеша колотить на клавиатуре компьютера. Как же я мог пропустить такой момент. Я, конечно же, скосил глаза на монитор и стал изучать программное обеспечение. К величайшему удивлению это был Word MS Office 2007. Майор просто добавил строчку в таблицу куда вносил Фамилию, Имя, Отчество, данные паспорта и что то там еще. Я удивился этому в немалой степени. Ведь внесенные им данные весьма проблемны в смысле дальнейшего использования, в смысле способов обработки и выполнения поисковых запросов. Конечно, все можно сделать. Но это ведь наихудший из всех возможных способов. Я помалкивал, благоразумно полагая, что не следует умничать в данной ситуации. Мои рассуждения прервал майор. Он взял мой паспорт в ладонь "топориком" и слегка покачивая как бы прицеливался что то отрубить. Внимательно посмотрел на меня и задал вопрос, явно подводя черту под всем нашим разговором:

- А все таки, почему идете через границу пешком. Не на поезде. Не на автомобиле. Не на автобусе.

     Он явно остался очень доволен моим ответом. Мы попрощались и пожелали друг другу всего доброго. Он вручил мне крохотную бумажечку со словами: Справа за турникетом окошечко там покажете это, Вас пропустят. Я сразу вспомнил Стивенсона и назвал эту бумажку "розовой меткой". Как только я взял ее в руки, я понял что не смогу отдать эту бумажку не сфотографировав.   Пред турникетом я украдкой достал телефон и сделал снимок.  

IMG 20140913 134846 1

     Далее я шел по коридору из зеленой стальной сетки и встречные пограничники только махали мне рукой указывая направление движения, даже ни о чем не спрашивая. Через зеленую решетку я смотрел на то, как пограничники досматривают автомобили и автобусы и видел что многие пассажиры пользуются мобильниками. Я тоже достал свой и изображая разговор сделал несколько снимков что называется "От уха". Но увы, потом оказалось, ничего из того что хотелось снять, снято не было.

IMG 20140913 140259 1

     IMG 20140922 065704 1

Перед самой последней калиткой скучающий таможенник в ответ на мое приветствие: "Таможня даёт Добро ?" не торопясь ответил: " А-а-а-га, она же его и берёт." А потом покосившись на мой длинный рюкзак с лонгбордом спросил: "У тебя там что ? Пулемёт ?". " А-а-а-га, ручной, не станковый" - в тон ему ответил я . 

     Таможенник укоризненно покачал головой в знак неодобрения чересчур смелой шутки. Я кивнул в ответ, признавая свою неправоту. Таможенник смерил меня проницательным взглядом  в стиле "Да я тебя… насквозь вижу !!!" И явно не желая делать лишних движений махнул рукой в сторону выхода даже не предложив открыть рюкзак.

     Сразу у выхода уклонившись от многочисленных предложений об извозе в Харьков, в Киев, в Полтаву и вообще куда угодно «почти что даром» я пошел искать обычный рейсовый автобус в Харьков. 

     Дорога от границы до Харькова была поразительно пуста. Редкие автомобили. Грузового движения почти нет. По обеим сторонам дороги многочисленные мотели, гостинницы, стоянки для легковых автомобилей и большегрузных фур. Автосервис, шиномонтаж, чего только нет. Мы проезжаем мимо множества кафе без посетителей в которых закредитованные по уши владельцы готовы кажется с шашлыками на дорогу выскакивать лишь бы только хоть кто ни будь остановился и оставил в заведении ну хоть какие то деньги. Одни названия чего стоят - "Ялта", "Гурзуф", "Ай-Петри" Крымская трасса пуста настолько, что никто здесь не припомнит такого прежде.  

  13.09.2014 -23.10.2014

  Читать еще... этого же автора http://siherti.youhood.info

About us

We are a small, creative team, specializing in Joomla web-design and template development. Our goal is to create highly-useable, lightweight, and affordable Joomla templates and themes.

Address

USA Company
New York, Road 45

0900.123456
info@mail.com
Mo-Fr: 10.00 - 18.00