Из невыдуманного. На охоту.

Увлечение охотой перешло ко мне от отца. Охотник он был удачливый. На открытие охотничьего сезона, брал на комбинате лошадь с телегой и уезжал за уткой на Андреевские озёра. Брал с собой самодельные чучела. Одно время, была у него подсадная утка. Привозил с охоты, порою, полную телегу уток - на радость маме, которая бегала затем по соседям и этих уток раздавала.

Из воспоминаний детства: Было тогда мне лет 5, когда отец решил организовать мне охоту - парня надо воспитывать, тем более мама настаивает: «Возьми парня на охоту, а то растёт, как дикорос, только по улице и носится». И вот этот день настал: « Идём Юрка на охоту, там, у лисы, под вишнями, выводок – маленькие лисята. Лису убьём, а лисят заберём домой».  Собираемся серьёзно: ружье, валенки, шубы, чтоб не замёрзнуть. Выходим во двор (жили в частном доме), крадёмся очень осторожно к зарослям вишни. Я гордо несу ружьё. Инструктаж, как им пользоваться и стрельба учебная, уже давно успешно пройдены. Причём так тщательно были вбиты, что до сих пор, хотя мне уже под 60 лет, из памяти не выветрились.

Папа: «Юрка иди тише, не скрипи, не сопи. Услышит лиса, уйдёт и лисят унесёт!». Очень тихо крадёмся, папа заранее присмотрел какой-то сугроб с норкой, или скорее  сам её сделал. Мне: « Подползай и держи ружье наготове». Ползу тихонечко, стараюсь не дышать.  Папа заглядывает в нору и говорит: «Ну, сын, видать шумнули мы где-то – ушла лиса и выводок утащила, но не расстраивайся, мы сейчас следы свои заметём, как будто нас и не было, может обратно вернётся, а тогда мы не оплошаем». Вот такая была моя первая в жизни охота.

Но ощущение азарта осталось на всю жизнь и поэтому, при первой возможности я стрелял из всего - пневматической и мелкокалиберной винтовки  в тире, из самопалов с ребятами, в общем, стрелял при любой оказии и неплохих результатов в этом деле добился.

И вот однажды появился наш родственник с Севера - Леха. Он для начала увлёк в поездки за клюквой и брусникой моего тестя, а тот уже с горящими глазами рассказывая о Севере, сманил и меня на поездку в тайгу.

И вот я на вокзале в посёлке Коммунистический. Ноябрь. Так потом и повелось - ездил два раза в год на майские и ноябрьские праздники, но всегда на неделю.

Сценарий во всех поездках был один, но я, пишу об одном случае, относящемся к ноябрю 80-х годов. Лёха встречает на вокзале. Идём домой. Обед  обязательно с дичью, Леха утром сбегал (тайга в конце огорода) подстрелил глухаря. Собираем рюкзаки, ружья, заряжаем патроны. Леха проводит инструктаж, как пользоваться картой и компасом. Отдыхаем. Утром,  чуть свет подъем. Собаки (помесь лайки – Лорд и карельская лаечка Тайга)  уже отпущены в тайгу. Морозец пощипывает щёки. Выходим. Старая хантыйская тропа и где то там охотничья избушка. Расстояние измеряется не километрами, а временем. Типа того - к вечеру придём.  Тут же подбегают  собаки, бегут впереди, останавливаясь и поджидая, или челноком снуя через тропу. Леха останавливается: «Стой здесь и никуда ни шагу, а я сейчас, ну а если что - дуплет в воздух» Уходит, через какое-то время выстрел, второй. Стою, как вкопанный - первый раз в настоящей тайге, да ещё и один. А ещё и это - если что, дуплет в воздух. А что это может быть: «Если что?». Вдруг краем глаза вижу – из-за кромки леса вырывается что-то огромное, чёрное и несётся на меня. С перепугу - дуплет! У ног падает огромный чёрный ворон,  клюв с мою ладонь. Из леса бежит Лёха: « Что случилось?» « Да вот – напал!».     «Ну и зачем ты его, его ведь даже собаки жрать не будут!». А сам он добыл пару рябчиков на ужин. Идём дальше. Тяжеловато - снег выше колена и ведь на лыжах не пойдешь - мокрый он, налипает. Но вот и избушка.

Обстановка простейшая - узкое оконце, с видом на болото, два лежака, между ними столешница, печка из бочки, набитая дровами и небольшой их запас на полу. Под крышей ведро с пакетами каш, вермишелей, супов (чтоб мыши не достали). На полке лампа, с запасом керосина в бутылке рядом. А ноги то уже не держат. Как хорошо, что был такой обычай - оставлять запас дров, а то сил, когда придешь, почти не остаётся. Разжигаем печку, в ведро набиваем снег и на печь, рядом чайник со снегом. Вот и снег растаял и вода закипела. В ведро закладываем ощипанных рябчиков, засыпаем содержимое первых попавшихся под руку пакетов, а в чайник пачку заварки. Сидим, ждём, когда готово будет. Наконец забурчало ведро, забулькало. Ложку можно воткнуть – не упадёт - одно слово-кондёр. Надо сказать, что вместо хлеба брали в тайгу пресные, глазированные сушки - не размокнут, и хлеб заменят. Перекусили - слабо сказано. Съели полведра кондёра, и выпили чайник чая - вздохнуть тяжело. Покормили собак, и на боковую.

Утром отправляемся на охоту. Первую и самую настоящую в моей жизни.  Чуть забрезжил свет встали, допили чай, доели кондёр. С собой в рюкзак -  пачку чая, соль, немного сушек, банку сгущёнки,  коробок спичек, обработанных парафином, пару зажигалок, подвесил котелок. Застёгиваю патронташ, ружьё на плечо, рюкзак за плечи и вот - выхожу. Место, где буду охотиться, мне определёно. Лёха отправляет со мной лайку Тайгу. Строгий наказ - до вечера собаку не кормить. Иду, лёгкий хруст снега под ногами, кругом тайга, легонькая позёмка и ты один в этом мире. Тишины нет, скрипят деревья, стучит дятел, орёт какая - то птица, с шуршанием осыпался снег с ветки. «Тайга» рванула вперёд, заливаясь визгливым лаем. Вот бы еще понимать, кого облаивает? Лёха разбирает все оттенки лая  – птица, или белка. Но, кажется, слышно было хлопанье крыльев, осторожно крадусь, прячась за деревьями. Сердце, кажется, выпрыгнет из груди. Остановился – перевожу дыхание, сердце успокаивается. Выглядываю из-за ствола. Вот она красотка - капалуха сидит на ветке, и косится на собаку, которая крутиться у ствола – отвлекает внимание. Взвёл курки, прицеливаюсь, не дышу, хотя все её внимание на собаке. Выстрел. Тяжелый шум падения. Тайга визжит и подскакивает к рухнувшей птице. Подхожу - вот она первая в моей жизни настоящая добыча. В рюкзак. Надо передохнуть. Разгребаю снег, развожу костерок, подвешиваю котелок, набитый снегом. Растаял снег, закипела вода. Снимаю. Засыпаю, полпачки чая, пробиваю две дырки в крышке банки сгущёнки. Высасываю с полбанки сгущенки, пью чай. Курить пока не буду. Снова залилась Тайга - сейчас уже белка, да какая здоровая. Как там Лёха учил - целиться не точно в цель, а немного с выносом, чтобы не разорвало её совсем, расстояние-то метров 10 -15.  Выстрел. Вот и есть чем вечером собаку покормить.

Пора возвращаться, а то и поземка перешла в ощутимый снегопад. Вот и избушка- дымок уже вьётся над трубой - Лёха вернулся. Тоже не пустой - хороший глухарь, пара рябчиков и пара белок. После сытного обеда за кружкой густого чая можно и перекурить. Рассказать о том, что видел, как охотился. Назавтра – в другой квадрат и снова скрип деревьев, стук дятла, лай собак, грохот удачного выстрела. Неспешный сладкий чай под тяжёлыми лапами ели. А по возвращению в избушку - полведра кондёра,  полчайника чая, под визг пожирающих белок собак. Неспешные разговоры под чай и сигареты. Крепкий сон, без сновидений, хоть под головой и не подушка, а полешко и накрыт не одеялом, а ватником.

Вернулись из тайги. Обязательно в баню - настоящую сибирскую, чтобы уши скручивались и волосы на руках потрескивали, чтобы веничек сначала берёзовый, а потом пихтовый. С обязательным купанием в снегу после парилки. С обязательной кружечкой браги напоследок, чтобы запить таёжные переживания и впечатления.

About us

We are a small, creative team, specializing in Joomla web-design and template development. Our goal is to create highly-useable, lightweight, and affordable Joomla templates and themes.

Address

USA Company
New York, Road 45

0900.123456
info@mail.com
Mo-Fr: 10.00 - 18.00